ENCODED CP1251 (Windows encoding)

Опубликовано в: ФОТО. СИБИРСКИЙ УСПЕХ. No 2, 1997, Новосибирск. Все фотографии - те же, что и в журнальной публикации

СОВЕТЫ ОДЕРЖИМОГО

Олег Костерин, кандидат биологических наук

Пройдет любовь, минует страсть,

Но избежит обмана

Волшебная структура таракана

              

Я не могу вспомнить момента, когда я начал любить насекомых, так как, по словам родителей, это произошло раньше, чем я начал говорить, иными словами - я любил их всегда. По этой причине мне всегда хотелось иметь их у себя как можно больше, но не хотелось их убивать. В результате мне претило иметь обычную коллекцию сушеных насекомых. В силу естественной для этих предпосылок логики событий, с 11 лет я начал собирать коллекцию фотографий, сначала - только насекомых (начав, понятное дело, с бабочек), но постепенно - и того, что их окружает - растений (в первую очередь травянистых) и ландшафтов. За 23 года накопились многие десятки тысяч негативов, сделанных в самых разнообразных уголках нашей бывшей Родины, а за последние 10 лет - и несколько тысяч цветных слайдов. Естественным образом, в ходе этого увлекательного занятия я не мог не приобрести некоторый опыт. Поскольку я всегда надеялся, что фотографирование насекомых в природе - занятие небесполезное хотя бы для зоологии, и даже начал убеждаться в этом на собственном опыте, я бы хотел поделиться той частью этого опыта, которая поддается вербализации.

В макросъемке основным лимитирующим звеном являестя глубина резкости. При съемке насекомых в природе лимитирует их естественная осторожность, а также подвижность субстрата (обычно это трава) и самого фотографа. Эти факторы и определяют ее основную специфику. При съемке обычной камерой для 24мм пленки с использованием объектива со стандартным фокусным расстоянием в районе 50 мм для получения достаточно крупномасштабного изображения насекомого или подобного объекта практически непригодны относительные отверстия большие, чем 1:8, а для изображения во весь кадр даже при отверстии 1:16 глубины резкости будет недостаточно, чтобы включить все тело насекомого, так что приходится жертвовать малозначимыми частями этого тела. Опыт показывает, что применение короткофокусных объективов, имеющих большую глубину резкости, неоправдано, поскольку требует чрезмерного приближения к объекту, которому это обычно не по душе, да и большая часть света, падающего на объект, оказывается закрыта камерой. Не более целесообразно и применение длиннофокусных объективов, позволяющих снимать с большей дистанции но почти не оставлюящих шанса увидеть большую часть объекта резкой. Так что стандартное фокусное расстояние следует признать золотой серединой. Фотографирование насекомого, сидящего на колышущемся листочке, часто из неудобного положения, требует по возможности короткой выдержки, однако всегда можно улучить миг без резких колебаний, так что практически все свои кадры я сделал при выдержке 1/60 и даже 1/30. Гораздо большую проблему при неизбежном плавном колебании объекта и фотографа составляет улучить момент резкости. Поэтому здесь, как нигде, велика роль прыгающей диафрагмы, которая, к сожалению, недоступна на отечественном макрообъективе МС Волна-9 или в случае применения обычных удлинительных колец. Могу, однако, заметить, что большую часть своих кадров я сдалел именно этими средствами, плавно вращая кольцо диафрагмы прямо перед носом у вольных стрекоз и бабочек. Из вышесказаного очевидно, что пленку хотелось бы применять по возможности более чувствительную; оборотные стороны этой медали общеизвестны. Для съемки крупных насекомых в солнечную погоду пленки в 100 единиц вполне достаточно. Многие фотографы насекомых стабильно применяют стационарную маломощную вспышку, я же предпочитаю полагаться на солнце и экспонометрические системы.

Еще одной спецификой описываемой съемки оказывается исключительно большой диапазон яркости объектов, оказывающихся в поле зрения (загляните в гущу травы!) и разнообразия их по форме, площади и удаленности. Это создает особые трудности при экспонометрии, решаемые с помощью полуинтуитивных поправок. Особенно велика эта проблема при использовании вспышки, где приходится лишь уповать на эмпирическую зависимость показателей от расстояния.

Описанные чисто фотографические нюансы достаточно очевидны, что же касается характера самого объекта (которого больше хочется назвать субъектом), то здесь есть вещи не столь общеизвестные. Главная задача, конечно, состоит в том, чтобы приблизиться на несколько сантиметров к осторожным летунам, прыгунам или бегунам.

Несколько слов о зрении насекомых. Их огромные глаза состоят из множества фасеток с узким полем зрения каждая, при общем поле зрения приближающимся к охвату всего пространства. Каждая фасетка индивидуально воспринимает недифференцированное световое/цветовое пятно, причем цветовое восприятие отличается от нашего, включая, в частности, ультрафиолетовый спектр. Так что зрение насекомых мозаично - они как бы сканируют пространство с не очень большим разрешением. В силу последнего, а также не столь уж сильно развитой центральной нервной системой, насекомые не расположены к детальному осмыслению увиденного, но исключительно хорошо отслеживают движение. Очень плавного движения они, как правило, не замечают, так что, чисто теоретически, если двигаться достаточно плавно, то можно приблизиться к любому насекомому на любое расстояние. Поэтому перед съемкой насекомых лучше пройти школу авангардного балета, которую, впрочем, может заменить просто сильное желание снимать (как в моем случае).

Укажу на ключевые моменты при приближении, допустим, к сидящей на травинке бабочке. Как правило, когда Вы медленно идете к ней ногами, все хорошо, но она обязательно взлетит, когда Вы начнете наклоняться и у Вас вдруг съедет на бок закинутая за спину сумка. Если этого не произошло, то следующий сигнал об опасности - это, извините, щелчок в Ваших сгибаемых коленях. Наконец, крайне желательный с точки зрения фотографии, но весьма опасный момент - постановка одного и другого колена на землю - обычно насекомые слышат ее сотрясение. Если Вы преодолели эти в прямом смысле шаги, то считайте, что дело практически в шляпе. Иногда микроусловия не позволяют приблизиться всем кропусом на нужное расстояние - мешает растительность, которая с необходимостью будет потревожена, дальнейший наклон фотографа вперед грозит потерей равновесия, или объект сидит слишком высоко. В таких случаях Вам придется приближать к объекту только руку с фотоаппаратом, вглядываясь в видоискатель с некоторого расстояния. Опыт показывает, что изображение на матовом стекле в самом центре поля зрения видно вплоть до расстояния между видоискателем и глазом в 25 сантиметров; при этом предполагается, что насекомое расположено в центре и Вам нужно лишь обеспечить резкость его изображения.

Часто бабочка не реагирует на щелчок затвора и скачок диафрагмы, но она хорошо замечает, как фотограф с облегчением отпрянет назад после сделанного с затаенным дыханием первого кадра. Вместо этого лучше бывает сделать еще несколько кадров, так как Вас всегда подстерегают сюрпризы малой глубины резкости.

Помните - у Вас есть два врага (помимо главного из них - объекта съемки) - тень и трава (предполагается, что концы Вашей одежды не развеваются на ветру). Практически никто из летающих насекомых не переносит, когда его накрывает Ваша тень, равно как и когда она уходит. Направление тени следует предусмотреть заранее. Часто приходится с огромными предосторожностями уходить на длину Вашей тени от севшей рядом с Вами, но под невыгодным углом, бабочки, чтобы потом в таком же порядке снова к ней приближаться. Также Вам нужно научиться ступать между травинками, так как не столь заметны шаги, как надламывающиеся под ними стебли. Последние чато досадно маячат вне резкости перед объектом, и иногда приходится все с той же плавностью и с негарантированным успехом выдергивать какие-то из них прямо перед сидящей бабочкой или стрекозой.

Известный автор Карлос Кастанеда описал, как индейский маг Дон Хуан учил его приманивать и успокаивать ветер. Очевидно, психическое напряжение фотографа, подкрадывающегося к бабочке, таково, что духи воздуха не остаются равнодушыми, поэтому Вы непременно вызовете порыв ветра даже в самый безнадежный штиль (и этим могут с успехом пользоваться Ваши спутники). Рецепт один - терпение: стойте спокойно на одной ноге и согнувшись перед своей бабочкой - из трех действующих лиц ветру обычно надоедает первому. Более того, к порывам веретка, и без того качающего растения, можно с успехом приурочить свои шаги при приближении к объекту.

Но помимо описанных навыков, существуют также простые и невинные хитрости. Допустим, Вам нужно снять бабочку определенного вида. Если их летает довольно много, то Вы можете убедиться, что среди них всегда найдется одна по какой-то причине менее осторожная. Например, это может быть самка, отяггщенная яйцами. Можно (чаще - уттром) найти особенно голоднуюбабочку, которая будет улетать от Вас только до следущего подходящего цветка (правда, во время питья нектара они обычно все время поворачиваются и трясутся от вожделения, что неудобно). Поразительно, но бабочки - "тоже люди" и им знакома усталость! Так что какую-нибудь не из самых пугливых можно просто взять измором, спокойно ходя за ней по лугу и вспугивая раз за разом. В конце концов она подпустит Вас на достаточное расстояние. Наконец, всегда стоит поискать спаривание.

Обычно вспугнутые спаривающиеся бабочки улетают прямо в таком виде, не расцепляясь, причем летит самка, а самец просто болтается. Естественно, такие парочки не очень склонны к длительным перелетам, да и осторожность у них поменьше. В разряд порнографии такие кадры пока, к счастью, не попадают (хотя движение в защиту животных может дойти и до этого), а Вам предоставляется возможность запечатлеть сразу оба пола, которые зачастую весьма различаются.

Свои хитрости - для стрекоз. Личинки стрекоз живут в водоемах (у большинства - в стоячих), в свое время они выползают на сушу (обычно - на растительность), и из них выходит стрекоза. Сначала она бесцветная и мягкая, но вскоре окрашивается. Однако в течение первого дня она летает тяжело и мало склонна к полету. Искать такую стрекозу нужно вблизи водоема, а отличит очень просто - по сверкающим хрустальным блеском крыльям - настояий подарок для фотографа! - которые у вполне окрепших особей совершенно прозрачны и невыразительны. Если же нужно снять возмужавшую особь, то следует ознакомиться с ее индивидуальным участком. Вблизи водоемов они есть у самцов почти всех стрекоз, кроме большинства мелких стрелок. Обычно стрекоза имеет один или несколько любимых стебельков или участков берега, на которые неизменно возвращается. Так что Вы можете подкрадываться к стрекозе даже в то время, когда она еще летает поблизости. Самые крупные стрекозы - коромысла - патрулируют свои участки в непрерывном полете по устоявшимся траекториям. Мне случалось даже снимать их в полете в устойчивых точках поворота. Особые моменты в жизни стрекоз весьма фотогеничны и, к счастью, связаны с падением их осторожности. Легко снять срекозу, поймавшую добычу (они хищники), самку или пару, откладывающую яйца, стрекозу, выходящую из личинки, опять же спаривание (у стрекоз оно весьма оригинально и высокохудожественно - они образуют кольцо весьма изящных линий).

Прямокрылых (в просторечии - кузнечиков), само собой следует выслеживать по их стрекотанию, как глухарей (с той лишь разницей, что их слух не отключается), поскольку если они выпрыгнули у Вас из под ног, то найти их потом уже сложно. В этом Вам очень помогут оттопыренные уши, позволяющие лучше лоцировать направление звука. Когда насторожившийся кузнечик замолчит, следует замереть и ждать, когда он продолжит. Самое сложное - это увидеть его, когда Вы подойдете уже достаточно близко. Нужно ориентироваться на мелкое трепетание крыльев (если это настоящий кузнецик) или задних ног (если это кобылка).

Фотографирование дикорастущих растений гораздо проще и менее специфично. Здесь можно порекоммендовать умеренно которкофокусный объектив, позволяющий представить цветок на переднем плане и все остальное растение (резкое), вместе с элементами ландшафта, на заднем. В отличие от фотографирования насекомых, главным врагом здесь оказывается яркое солнце, расчленяющее массу растений на хаос контрастных пятен, поэтому снимать их лучше в пасмурную погоду или даже в слабый дождь (когда листья покрыты каплями или блестят от влаги). Правда, в рекоммендациях агенства A-Z Botanical Collection LTD. (Англия), говорится, что их клиенты практически не берут изображения растений на фоне серого, а не голубого, неба, так что моя рекоммендация относится к планам сверху. Отдельные растения, неожиданно рельефно освещенные ярким солнцем, несомненно весьма желанны, но планировать такую удачу невозможно, да ее и так никто не пропустит.

Особенно вредоносны для съемки травянистых растений косые солнечные лучи утром и вечером, однако они, наоборот, придают исключительную рельефность кронам деревьев, которые хорошо снимать именно в таких условиях. А если бы у меня были возможности, я бы сфотографировал каждое дерево...

        

Автор будет рад обсудить затронутые проблемы со всеми заинтересованными и доступен в Академгородке по домашнему адресу: 630090 Новосибирск, Ильича 21-204 или рабочему адресу: 630090 Новосибирск, пр. Лаврентьева-10, Институт цитологии и генетики, к. 202 <и телефону (3832) 35 64 50,

а также по электронной почте kosterin@bionet.nsc.ru

С некоторыми фотографиями и списками сфорографированных бабочек, стрекоз и растений, можно ознакомиться в Internet по адресу (основной странички):

http://pisum.bionet.nsc.ru/kosterin/