Точная библиографическая ссылка: Костерин О. Э., Князев С. А., Потейко А. А., Пономарев К. Б., Кошелева Т.Ф., Теплоухов В. Ю. 2007. Новые находки дневных бабочек (Lepidoptera, Rhopalocera) в Омской и Томской областях. Евразиатский энтомологический журнал, Т. 6, вып. 4, С. 473-482.

Exact bibliographic reference: Kosterin, O. E., S. A. Knyazev, A. A. Poteiko, K. B. Ponomarev, T. F. Kosheleva, V. Yu. Teploukhov. 2007. New records of butterflies (Lepidoptera, Rhopalocera) in Omskaya and Tomskaya oblast’. Eurasian Entomological Journal 6 (4): 473-482. (in Russian).

 

 

Новые находки дневных бабочек (Lepidoptera, Rhopalocera) в Омской и Томской областях.

 

New records of butterflies (Lepidoptera, Rhopalocera) in Omskaya and Tomskaya Oblast’.

 

 

О. Э. Костерин 1, С. А. Князев 2, А. А. Потейко 3, К. Б. Пономарев4, Т. Ф. Кошелева5, В. Ю. Теплоухов 6

O. E. Kosterin1, S. A. Knyazev 2, A. A. Poteiko 3, K. B. Ponomarev 4, T. F. Kosheleva 5, V. Y. Teploukhov 6

 

 

1 Институт цитологии и генетики СО РАН, пр. акад. Лаврентьева 10, Новосибирск, 630090; kosterin@bionet.nsc.ru

Institute of Cytology & Genetics SB RAS, Acad. Lavrentyev ave. 10, Novosibirsk, 630090; kosterin@bionet.nsc.ru

2Иртышская набережная 14, кв. 16, Омск, 644042; konungomsk@yandex.ru

Irtyshskaya Naberezhnaya 14, app. 16, Omsk, 644042; konungomsk@yandex.ru

3  Омский государственный педагогический университет, наб. Тухачевского 14, Омск, 644099;

Omsk State Pedagogical University, Naberezhnaya Tukhachevskogo 14, Omsk, 644099;

4 Ул. Малиновского 12 корп. 3 кв. 249, Омск, 644090;

Malinovskogo str. 12, building 2, app. 249, Omsk, 644090;

5 Омский историко-краеведческий музей, ул. Ленина 23а, 644024; ogik@mail.ru

Omsk Museum of History and Local Lore, Lenina str. 23a, 644024; ogik@mail.ru

6 Почтовая ул. 29, с. Листвяги, Большеуковский р-н, Омская обл.

Pochtovaya str., 29, Listvyagi village, Bol’sheukovskii District, Omsk Province

 

 

Ключевые слова: Rhopalocera, Diurna, Lepidoptera, дневные бабочки, булавоусые чешуекрылые, неморальные виды, новые находки, динамика фауны, Омск, Омская область, Томская область, Васюганское болото, Западно-Сибрская равнина, Сибирь, лесостепь, подтайга, южная тайга, болота.

Keywords: Rhopalocera, Diurna, Lepidoptera, nemoral species, butterflies, nemoral species, new findings, dynamics of fauna, Omsk, Omsk Province, Tomsk Province, the Vasyugan Bog, the West Siberian Plain, Siberia, forest-steppe, subtaiga, southern taiga, bogs.

 

Резюме. Впервые для Cибири приводится неморальный вид Argyronome laodice (Pallas, 1771), найденный в Большеуковском и Муромцевском районе Омской области и Бакчарском районе Томской области. Для Томской области из того же района впервые приводится Apatura iris (Linnaeus, 1758), причем находки обоих видов здесь связаны со сфагновыми болотами. Высказывается предположение о недавнем вселении неморалов на территорию Западно-Сибирской равнины и их распространению на восток преимущественно по переувлажненным местообитаниям. Впервые для Западно-Сибирской равнины приводится Scolitantides orion (Pallas, 1771). Для ближайших окрестностей Омска впервые приводится степные виды Carcharodus alcae (Esper, 1780), Syrichtus cribrellum (Eversmann, 1841), Pontia chloridice (Hübner, [1813]), Triphysa phryne (Pallas, 1771), луговые виды Spialia orbifer (Hübner, 1823), Aricia artaxerxes (Fabricius, 1793), Leptidea reali (Reissinger, 1990), Plebejus idas (Linnaeus, 1761), Mellicta britomartis (Assmann, 1847), Maniolia jurtina (Linnaues, 1758) и лесные  виды Anthocharis cardamines (Linnaeus, 1758), Maculinea nausithous (Bergsträsser, [1779]), Maculinea alcon (Denis et Schiffermüller, 1775), Neptis sappho (Pallas, 1771), Clossiana selene (Denis et Schiffermüller, 1775), для северо-запада Омской области (Большеуковский район) - неморалы Apatura iris и M. jurtina (ранее уже найденные западнее). Девять видов впервые приводится для черты г. Омска. M. jurtina в последние годы достиг в подтаежной зоне Омской области большой численности и приводится теперь также для лесостепной зоны (Исилькульский район и г. Омск). По всей видимости, он в настоящее время активно расселяется на восток. Приводятся новые данные о вольтинности и сроках лета Apatura metis irtyshica Korshunov, 1982, о достигшем в Омске высокой численности адвентивном виде Nordmannia w-album (Knoch, 1782), о новом появлении в окрестностях Омска Colias chrysotheme (Esper, [1781]). В Омске выявлено второе поколение у Heteropterus morpheus (Pallas 1771) и Plebejus idas idas. Сообщается о курьезной находке самки Amuriana schrenckii (Ménétriés, 1859), по-видимому завозного происхождения, в Омском районе. За исключением этого вида, для ближайших (в пределах 30 км) окрестностей на данный момент Омска приводится 111 видов дневных бабочек.

 

Abstract. The nemoral species Argyronome laodice (Pallas, 1771) is for the first time reported for Siberia as founc in Bolsheukovsk and Muromtsevo District of Omsk Province and Bakchar District of Tomsk Province. Apatura iris (Linnaeus, 1758) is for the first time perprted from the same district of Tomsk Province. The findings of both species in Tomsk Province are connected with peat-moss bogs. A supposition is put forward on a recent invasion and eastward expansion of these nemoral species into the West Siberian Plain mostly along overmoisted habitats. Scolitantides orion (Pallas, 1771) is for the first time reported for the West Siberian Lowland. For the closest vicinities of Omsk the steppen species Carcharodus alcae (Esper, 1780), Syrichtus cribrellum (Eversmann, 1841), Pontia chloridice (Hübner, [1813]) and Triphysa phryne (Pallas, 1771), meadow species Spialia orbifer (Hübner, 1823), Leptidea reali (Reissinger, 1990), Aricia artaxerxes (Fabricius, 1793), Plebejus idas (Linnaeus, 1761), Mellicta britomartis (Assmann, 1847), Maniolia jurtina (Linnaues, 1758) and the forest species Anthocharis cardamines (Linnaeus, 1758), Maculinea nausithous (Bergsträsser, [1779]), Maculinea alcon (Denis et Schiffermüller, 1775), Neptis sappho (Pallas, 1771), Clossiana selene (Denis et Schiffermüller, 1775) are for the first time reported. The nemorals Apatura iris and M. jurtina are recorded in Bolsheukovsk District in NW Omsk Province (they has been already found more westerly). The latter species in recent years attained a great abundance in the subtaiga zone of Omsk Province and has now been reported also for the forest-steppen zone (Isilkul District and Omsk). Presently it seems to be actively spreading eastwards. New data are reported on voltinism and flight period of Apatura metis irtyshica Korshunov, 1982, on Nordmannia w-album (Knoch, 1782) having attained a great abundance in Omsk, on a new appearing of Colias chrysotheme (Esper, [1781]) at Omsk. In Omsk, a second brood of Heteropterus morpheus (Pallas 1771) and Plebejus idas are revealed. A curious finding of a female Amuriana schrenckii (Ménétriés, 1859), most probably artificially carried from the Far East, in Omsk District. Excluding the latter species, 111 butterfly species has been presently recorded in Omsk and its closest vicinities within 30 km.

 

 

Введение

 

          Омская область располагается в центре Западно-Сибирской равнины, являющейся, вместе с Амазонией, самыми большими аллювиальными низменностями мира. Имея довольно правильную приблизительно прямоугольную форму меридиональной ориентации, почти идеально плоский рельеф и простираясь от зоны степей до зоны тайги, она является прекрасным природным полигоном для изучения зональных явлений. С другой стороны, дневные бабочки, с их крупными размерами, активным дневным образом жизни и возможностью идентификации даже в полете, легки для локального фаунистического обследования и ландшафтных учетов и тем самым представляют собой удобную модель для исследования зонально-обусловленных изменений населения насекомых. При всем этом фауна дневных бабочек Омской области как целого остается фактически неизученной, а опубликованные данные фрагментарны и касаются в основном окрестностей г. Омска [Лавров, 1927; Внуковский, 1926а; Костерин, 1998; Костерин, Пономарев, 2002] и северной части области [Лавров, 1927; Внуковский, 1927б; Коршунов, 2000; Князев, Костерин, 2003], при этом только окрестности Омска исследованы достаточно тщательно. Таким образом, территория области ждет своего систематического исследования и до сих пор находится на стадии накопления отрывочных фаунистических данных.

Томская область примыкает к Омской области с северо-востока. Она также располагается на равнине, и природные условия меняются на ее территории не менее равномерно. Однако они более однородны, так как территория области простирается от подтайги на юге до средней тайги на севере. Кроме того, значительная площадь на юге и юго-западе части области занята азональными сообществами верховых болот, так как они охватывают северную часть системы Васюганского болота, расположенного на слегка приподнятой и слабо дренированной Васюганской равнине. Данных по фауне дневных бабочек Томской области еще меньше [Внуковский, 1926б; 1927а], и они касаются в основном окрестностей Томска, который расположен на крайнем юго-востоке области.

Вместе взятые, территории Омской области и западной части Томской области представляют собой квинтэссенцию природы аллювиальной Западно-Сибирской равнины, не осложненной предгорьями и выходами коренных пород . Ниже публикуется несколько интересных находок дневных бабочек и сведений, поступивших с этих территорий в последние годы.

 

 

Сведения о новых находках

 

Ниже перечислены находки видов дневных бабочек впервые для Западной Сибири, Томской и Омской областей, ближайших окрестностей Омска в пределах 30 км от черты города, а также материалы, уточняющие характер лета Apatura metis irtyshica Korshunov, 1982. Для пяти видов приводится материал из черты г. Омска, для которого они не отмечались для города в статьях Костерина (1998) и Костерина и Пономарева (2002). Для еще трех таких видов– Everes agriades (Pallas, 1771), Plebicula amanda (Schneider, 1792), и Melitaea phoebe (Denis et Schiffermüller, 1775)- в последние годы оказавшимися обычными в Омске в Парке Победы, материал не приводится.

Ниже приняты следующие сокращения мест хранения коллекционного материала: СЗМН – коллекция Сибирского зоологического музея при Институте систематики и экологии животных СО РАН, Новосибирск, ОИКМ – коллекция Омского историко-краеведческого музея, АП – частная коллекция А. А. Потейко, КП – частная коллекция К. Б. Пономарева, СК – частная коллекция С. А. Князева, ТФ – частная коллекция Томоо Фудзиоки, Токио. Географические координнаты пунктов сбора приводятся при первом их упоминании. Фотографии многих из упоминаемых экземпляров доступны в Интернете на постоянно пополняемом сайте С. А. Князева, посвященном лепидоптерофауне Омской области, по адресу http://omflies.h1.ru/index.htm.

 

Carcharodus alcae (Esper, 1780)

Материал: Омский р-н, окр. с. Давыдовка, 27 км С. г. Омска, 55o09’30’’ с. ш. 73o27’ в. д., 16/V 2007 – 2 #; там же, 16/VI 2007 - 1 $, С. А. Князев (СК).

Замечания: Этот степной вид впервые приводится для ближайших окрестностей Омска.

 

Carcharodus flocciferus (Zeller, 1847)

Материал: Омск, Парк имени 30-летия Победы (далее в тексте – Парк Победы), 54o57’30’’ с. ш. 73o21’ в. д., 22/VI 2007, А. А. Потейко - 1 $ (АП); там же, 29/VI 2007, С. А. Князев - 2 ## (СК).

Замечания: Приведен для окрестностей Омска Костериным и Пономаревым (2002), здесь приводится для черты города.

 

Syrichtus cribrellum (Eversmann, 1841)

Материал: Омск, Парк Победы, 10/VI 2007, А. А. Потейко - 1 $ (АП).

Замечания: Впервые приводится для окрестностей Омска. Бабочка была встречена на злаковой луговине, сидящей на Arctium tomentosum Mill. Вид преимущественно степной, однако по сухим местообитаниям проникает вплоть до лесной зоны, в частности, найден в Муромцевском районе Омской области близ с. Петропавловка (Муромцево-2).

 

Spialia orbifer (Hübner, 1823)

Омский р-н, окр. с. Давыдовка, 17/VI 2000, К. Б. Пономарев – 1 # (КП).

Замечания: Этот широкораспространенный в Сибири вид везде немногочислен и, по-видимому, весьма локален. Для ближайших окрестностей Омска приводится впервые.

 

Heteropterus morpheus (Pallas, 1771)

Материал: Омск, Парк Победы, 21/VIII 2007, А. А. Потейко - 3 ## (АП); там же, 27/VIII 2007, С. А. Князев – 1 # (СК); Омск, ул. Заозерная, 31/VIII 2007, С. А. Князев – 1 экз. визуально.

Замечания: Из всего собранного материала упомянуты только четыре свежих самца (три из которых были собраны) по всей видимости представляющих собой факультативное второе поколение. До сих пор бивольтинность этого вида в Сибири не отмечалась.

 

Hesperia comma (Linnaeus, 1758).

Материал: Омск, Парк Победы, 17/VIII 2006, А. А. Потейко - 1 #; там же, 25/VII 2006 - 2 ##; А. А. Потейко (АП), там же, 25/VIII 2007, А. А. Потейко - 1 $ (СЗМН).

Замечания: Приводился для ближайших окрестностей Омска [Костерин, 1998; Gorbunov, Kosterin, 2007], впервые приводится для черты города. Бабочки кормились на соцветиях Cirsium setosum (Willd.) Bess.

 

Leptidea reali Reissinger, 1990

Материал: Омск, Парк Победы, 14/VII 2006, О. Костерин – 1 # (СЗМН).

Замечания: Впервые приводится для Омской области. Находка в Омске этого вида-двойника общеизвестной Leptidea sinapis (Linnaeus, 1758), легко отличимого по гениталиям, неудивительна, поскольку в настоящее время показана его симпатрическая встречаемость в пределах ареала последнего вида от Западной Европы до Забайкалья [Большаков, 2005]. В ту же дату в Парке Победы был собран и 1 самец L. sinapis. В то же время большая серия, собранная С. А. Князевым в окрестностях с. Давыдовка 25/VII 2007 г., представлена исключительно L. sinapis. Самец L. reali отличается от таковых L. sinapis более приостренной вершиной крыла, темным и четким, не прорезанным светлыми жилками пятном при вершине переднего крыла сверху (у местных летних L. sinapis оно более бледное и размытое и прорезано светлыми жилками), наличием темного напыления при вершине жилки М3 сверху передних крыльев и полным отсутствием желтоватого оттенка на нижней стороне заднего крыла и в привершиной области переднего крыла снизу, характерного для местных летних особей L. sinapis. Для того, чтобы судить о количественном соотношении и различиях в экологических предпочтениях этих двух близких видов в окрестностях Омска, а также о соответствии признаков омских бабочек описанному из Бердска Новосибирской области подвиду L. reali yakovlevi Mazel, 2005, необходимы специальные исследования. Имеются указания, что в Центральной России в старых сборах превалирует L. sinapis, тогда как в данный момент L. reali превышает ее по численности собранных экземпляров примерно в полтора раза [Большаков и др., 2003]. Не исключено, что последний вид-двойник повышает свою численность по всему ареалу.

 

Leptidea morsei (Fenton, [1882]).

Материал: Омск, Парк Победы, 7/VIII 2006, А. А. Потейко – 1 $ (АП); там же, 14/VII 2007, О. Э. Костерин – 2 ## (СЗМН и ТФ); Омск, заброшенное кладбище возле Сельхозакадемии, высокотравный березняк, 55o01’ с. ш. 73o19’ в. д, 28/VII 2007, О. Э. Костерин – 3 $$ (СЗМН и ТФ).

Замечания:Обычный лесной вид, известный из окрестностей Омска, впервые указывается для черты города.

 

Anthocharis cardamines (Linnaeus, 1758)

Материал: Омский р-н, д. Давыдовка, 20/V 2001, К. Б. Пономарев - 1#, 1$; там же, 22/V 1999, К. Б. Пономарев – 1#, там же 20/VI 2000, К. Б. Пономарев – 1# (КП).

Замечания: Вид впервые указывается для ближайших окрестностей Омска. По наблюдениям С. А. Князева,  в северной части области, в Муромцевском р-не, обычен в мае-июне, также в Большеуковском р-не, по данным В. Ю. Теплоухова.

 

Pontia chloridice (Hübner, [1813])

Материал: Омск, Парк Победы, 14/VI 2005, А. А. Потейко - 1 $; там же, 20/VIII 2006 – 1 #, А. А. Потейко (АП); Омский р-н, Черлакский тракт, 23-й км Ю. от Омска, 6/VII 2005, С. А. Князев - 1 $; Омский р-н, окр. с. Давыдовка, 11/VII 2006, С. А. Князев - 1#; там же, 11/V 2007, С. А. Князев - 1# (СК).

Замечания: Вид впервые приводится для ближайших окрестностей Омска.

 

Colias chrysotheme (Esper, [1781])

Материал: Омск, Парк Победы, 10-15/VII 2005, А. А. Потейко - 6 ##, 2 $ (АП).

Замечания: Вид приводился для окрестностей Омска С. Д. Лавровым (1927), и впоследствии до сих пор никем не отмечался.

 

Nordmannia w-album (Knoch, 1782)

Материал: Омск, Парк Победы, 5/VII 2004, С. А. Князев - 3 #, 2 $; там же, 29/VI 2007, С. А. Князев – 3 #; там же, 7/VII 2007, С. А. Князев – 5 #, 1 $; там же, 10/VII 2007, С. А. Князев – 1 $ (СК); там же, 29/VI 2006, О. Э. Костерин - 1 $, там же, 14/VII 2007, О. Э. Костерин – 3 $$, там же, 15/VII 2007, О. Э. Костерин – 1 $ (СЗМН и ТФ); там же, 14/VII 2005, А. А. Потейко - 10 ##; там же, 9-15/VII 2007, А. А. Потейко – 28 ##, 13 $$, там же, 18/VII 2007, А. А. Потейко – 3 $$; там же, 19/VII 2007, А. А. Потейко – 7 $$ (СЗМН, АП и ТФ); Омск, Парк Сельхозакадемии, 55o00’30’’ с. ш. 73o19’ в. д, 19/VII 2007, О. Э. Костерин – 1 $ (+ 2 $$ визуально); там же, 28/VII 2007, О. Э. Костерин – 1 $ (СЗМН).

Замечания: Адвентивный вид, недавно проникший в Западную Сибирь и связанный здесь с давней культурой карагача (Ulmus remotipennata) и вяза (Ulmus laevis Pallas), используемых в полезащитных лесополосах, в парковом строительстве и в озеленении города [Dubatolov, Kosterin, 2000]. Для ближайших окрестностей Омска в литературе не приводился, однако в Омске в последние годы стал очень многочисленным, в том числе и в жилых кварталах города. В Парке Победы, имаго часто держатся и в кронах яблонь, соседствующих с карагачами. Они активно кормились на цветках липы, декоративной Sorbaria sorbiifolia (L.) A. Br. из травянистых растений предпочитали Eryngium planum L.

 

Glaucopsyche lycormas (Bang-Haas, 1907)

Материал: Омск, Парк Победы, 2/VII 2006, А. А. Потейко – 1 # (АП).

Замечания: Впервые приводится для черты города Омска, для окрестностей которого приведен Костериным и Пономаревым [2002]. Бабочка кормилась на цветках Lathyrus tuberosus L., вероятно являвшейся также кормовым растением гусениц.

 

Maculinea nausithous (Bergsträsser, [1779])

Материал: Омский р-н, окр. с. Давыдовка, 23/VII 2006, С. А. Князев - 1#; там же, 29/VII 2006, С. А. Князев - 1# (СК); там же, 14/VII 2007, С. А. Князев и А. А. Потейко – 3 ##, 2 $$ (СК, АП).

          Замечания: Вид впервые приводится для ближайших окрестностей Омска. Оценка плотности ее населения методом маршрутных учетов, проведенная в окр. с. Давыдовка С. А. Князевым, составила 0,5 особей на га 23 июля 2006 г. и 2 особи на га 29 июля 2006 г.

 

Maculinea alcon (Denis et Schiffermüller, 1775)

Материал: Омский р-н, окр. с. Давыдовка, 14/VII 2007, С. А. Князев и А. А. Потейко – 4 ##, 7 $$ (СК, АП, а также образцы ДНК в ИЦиГ СО РАН, Новосибирск);

          Замечания: Впервые приводится для ближайших окрестностей Омска. В окрестностях с. Давыдовка 14 июля 2007 г. наблюдались одновременно три вида Maculinea: M. teleius (Bergsträsser, [1779]), M. alcon и M. nausithous, о количественном соотношении которых можно судить по соотношению собранных экземпляров: 18, 11 и 5 соответственно.

 

Scolitantides orion (Pallas, 1771)

Материал: Омский р-н, окр. с. Давыдовка, 15/VI 2002, К. Б. Пономарев - 1#, 1$ (КП).

          Замечания: Вид впервые приводится для ближайших окрестностей Омска, Омской области и в целом Западно-Сибирской равнины. В горах Южной Сибири этот вид обычен трофически и ценотически связан с петрофитом очитком гибридным (Sedum hybridum L.), являясь неизменным спутником аполлона. Однако на равнине этот и родственные ему виды очитка отсутствуют. Не исключено, что, подобно аполлону, гусеницы Ориона способны развиваться и на очитке пурпурном Sedum telephium L. s. l. Тем не менее, локальность и малочисленность Ориона на равнине говорит о том, что он по всей видимости не находит здесь благоприятных условий обитания.

 

Aricia artaxerxes (Fabricius, 1793)

Материал: Омск, Парк Победы, 29/VI 2007, С. А. Князев - 2 ## (СК); там же, 23/VII 2007, А. А. Потейко – 1 $ (АП).

Замечания: Этот обычный в Сибири вид до сих пор не приводился для ближайших окрестностей Омска, но его нахождение здесь является вполне закономерным.

 

Plebejus idas idas (Linnaeus, 1761).

Материал: Омская область, Муромцевский р-н, 3 км З с. Петропавловка (Муромцево-2), 56o24’ с. ш. 75o18’ в. д., 28/VI 2004 – 1 #, С. А. Князев - 1 # (СК); Омск, остров на Иртыше напротив Парка Победы, 54o57 с. ш. 73o23’ в. д., 27/VIII 2007, А. А. Потейко - 1 # (АП).

Замечания: Самца этого вида хорошо отличаются от таковых близкородственного Plebejus argyrognomon (Bergsträsser, [1779]) относительно широкой (около 1 мм) темной внешней каймой на верхней стороне крыльев, слегка более темной окраской низа задних крыльев и, здесь же, меньшим развитием блестящих чешуек на субмаргинальных черных пятнах. Для территории Омской области этот вид ранее не приводился; сведений о его нахождении вида на Западно-Сибирской равнине вообще крайне немного. Так, в коллекции Сибирского зоологического музея  в ИсиЭЖ СО РАН из Новосибирской области к западу от долины Оби имеются экземпляры лишь из окрестностей с. Черный Мыс Убинского р-на (зона подтайги), с. Королевка Колыванского р-на (зона темнохвойной тайги) и с. Троицкое Карасукского района (степная зона). Очевидно, что на равнине этот вид очень локален, причем на основании этих точек сложно сделать вывод о его экологических предпочтениях. В то время как экологическим оптимумом южносибирских подвидов этого весьма географически изменчивого вида являются луговые степи, номинативный подвид, судя по данным из Европейской части, предпочитает более мезофильные луговые местообитания. В связи с этим нахождение P. idas idas в окрестностях Муромцево, то есть подтаежной зоне Западно-Сибирской низменности, как и в подтайге и тайге Новосибирской области. В то же время, в Карасукском районе этот вид встречается у опушек колков и в степях (личное сообщение В. В. Ивонина и В. В. Дубатолова). В Омске бабочка была поймана на луговом участке с доминированием Lathyrus pratensis L. на берегу от находящегося на острове озерка. Более всего любопытна дата этой находки – конец августа. В то время как многочисленный в окрестностях Омска близкородственный вид Plebejus argyrognomon стабильно имеет два поколения (полетанные самцы и более свежие самки коротого были довольно многочисленными в ту же дату на данном лугу), о возможности второго поколения P. idas в Сибири в литературе не упоминается (см., к примеру, [Gorbunov, Kosterin, 2003]). Однако в Сибирском зоологическом музее наряду с июньскими экземплярами из Карасукского района Новосибирской области имеется самец с этикеткой «Новосибирская область, Карасукский р-н, 13 км З г. Карасук, близ с. Троицкое, 11.09.2002, 1#, Дубатолов и Николаева», а в частной коллекции В. В. Ивонина – самец из того же места, датированный 13.08.1981 1# (В. В. Ивонин, личное сообщение). Таким образом, в степной зоне Западной Сибири P. idas idas может иметь два поколения. По видимому, то же имеет место и в окрестностях Омска. Здесь ситуация, однако, не вполне ясна, так как мы пока не имеем экземпляров первого поколения.

 

Apatura iris (Linnaeus, 1758)

Материал: Омская область, Большеуковский район, с. Листвяги, 57o14’ с. ш. 71o55’ в. д., VII 2005, В. Ю. Теплоухов - 2# (ОИКМ); там же, 7/VII, В. Ю. Теплоухов – 15 ## (АП, СК, СЗМН),  Омская область, Муромцевский р-н, 3 км З с. Петропавловка (Муромцево-2), 5/VII 2007. С. А. Князев - 1 # (СК); Томская область, Бакчарский район, с. Плотниково, возле моста через р. Икса, 56º51'32.9" с. ш., E 83º04'04.1" в. д., 12/VII 2006, О. Э. Костерин  - 1# (мертвый экземпляр на дороге, лишенный большей части обоих левых крыльев, по всей видимости сбит машиной) (СЗМН); Томская область, Бакчарский район, 14 км ЗЮЗ с. Плотниково, Бакчарское (Бобровское) болото, верховое болото с сосной возле дренажной канавы, 56º51'17.2" с. ш., 82º51'01.8" в. д., 13/VII 2006, О. Э. Костерин - 1# (ТФ).

          Замечания: Впервые о нахождении этого неморального вида в Омской области (окр. с. Петропавловка Муромцевского р-на) сообщалось Князевым и Костериным [2003]. Новый материал из Большеуковского района поступил уже не из подтаежной, а из таежной зоны, из долины р. Б. Тава. Это говорит о достаточно широком распространении вида на севере Омской области. По данным В. Ю. Теплоухова, вид в указанном районе весьма обилен (в день можно встретить многие десятки самцов): в 2005 г. его лет начался 12 июня и продолжался до 7-10 июля, в 2007 г. начался 26 июня и закончился в первых числах июля.

Находки в Томской области (также в зоне южной тайги) совершенно неожиданны и расширяют известный ареал вида далеко на восток, в бассейн Оби в узком смысле (без бассейна Иртыша). Живая бабочка была поймана возле дренажной канавы, поросшей высокоствольной сосной, березой и ивой (Salix dasyclados Wimmer), которая идет через верховое болото (являющееся одним из СВ отрогов Васюганского болота) с низкоствольной сосной, в 2 км от его края. По всей видимости, данный вид развивается здесь на кустах S. dasyclados. Совместно с переливницей ивовой, в данном местообитании были отмечены Leptidea sinapis (Linnaeus, 1758), Pieris napi (Linnaeus, 1758), Pieris rapae (Linnaeus, 1758), Gonepteryx rhamni (Linnaeus, 1758), Vacciniina optilete (Knoch, 1781), Nymphalis xanthomelas (Esper, [1781]), Araschnia levana (Linnaeus, 1758), Argynns paphia (Linnaeus, 1758), Boloria aquilonaris (Stichel, 1908), но в целом дневные бабочки были крайне малочисленны. Мертвый экземпляр найден близ реки Икса и скорее всего происходит из ее долины, но мог быть перемещен на радиаторе машины из других мест. За период наблюдений с 12 по 24 июля 2006 г. данный вид не был отмечен в долине р. Икса. Однако 20 июля одна особь визуально наблюдалась О. Э. Костериным в долине р. Емелич в районе моста по дороге Кёнга-Кедровый (около 200 км к СЗ от приводимых находок, близ северных отрогов Васюганского болота).

 

Apatura metis irtyshica Korshunov, 1982

Материал: Омск, Парк Победы, 26/VI 2005 – 3##, 5$$, О. Э. Костерин; там же, 2-17/VII 2005, А. А. Потейко – 10 $$, там же, 18/VIII 2005, О. Э. Костерин - 1#; там же, 20/VIII 2005, О. Э. Костерин и А. А. Потейко - 1#; там же; 30/VI 2006, О. Э. Костерин - 6##, 3$$; там же, 6/VII 2006, О. Э. Костерин - 1$; там же, 29/VI 2007, С. А. Князев – 5 ##, 2 $$ (СЗМН, АП, СК, ТФ)

Замечания: Согласно почти ежедневным наблюдениям А. А. Потейко в Парке Победы в Омске, второе поколение этой бабочки было многочисленным в 1998, 1999 и 2004 годах, в 2000 году им было встречено только 5 особей второго поколения, в 2001 и 2003 г.– ни одной, в 2002, 2005 (см. материал) и 2006 г. – одна. Лет первого поколения начинается ориентировочно 15 июня и продолжается до середины июля, срок лета второго поколения - приблизительно с 20 августа по 20 сентября. В 2007 г. первое поколение было исключительно малочисленным (наблюдались в основном самки), причем первые особи наблюдались лишь 27 июня. Скорее всего, это связано с необычными майскими холодами. Второе поколение наблюдалось с 23 августа, также были встречены лишь три самки.

В 2006 г. А. А. Потейко наблюдал интересное поведение самцов – они часто садились и обследовали листья ив, на которых находились кладки яиц неких насекомых. Возможно, их привлекали сопутствующие выделения, либо это были кладки именно переливниц и самцы были привлечены запахом самки.

 

Amuriana schrenckii (Ménétriés, 1859)

Материал: Омский район, между Чернолучьем и Краснояркой, VII 1992,  И. В. Васильева - 1 $ (экземпляр обследован и сфотографирован А. А. Потейко и О. Э. Костериным, в настоящее время находится у сборщицы)

Замечания: А. А. Потейко получил устное подтверждение И. В. Васильевой о действительной поимке данной бабочки, которую она хорошо запомнила, в окрестностях Красноярки во время прохождения студенческой практики. Встреча данного вида в Омской области может расцениваться только как курьез. Чернолучье и Красноярка являеются крупным центром сосредоточения пионерских лагерей и домов отдыха. Скорее всего, гусеница или куколка была привезена с Дальнего Востока каким-либо юным любителем природы, который отпустил или упустил выведшуюся бабочку, тут же привлекшую внимание сборщицы. Впрочем, в районе Красноярки имеются посадки ильма, которые могли бы поддерживать временную завозную популяцию данного вида, что, впрочем, остается в рамках беспочвенных предположений.

 

Neptis sappho (Pallas, 1771)

Материал: Омский район, Подгородная лесная дача (55o09’ с. ш. 73o32’ в. д.), опушка сосняка, 29/V 2004, О. Э. Костерин - 1 # (СЗМН).

Замечания: Визуально вид наблюдался в том же месте в начале июня 2003 г. С. А. Князевым. Впервые приводится для области и ближайших окрестностей Омска. Его нахождение здесь вполне закономерно, так как он хотя и локально, но широко распространен в Западной Сибири. На равнине вид как правило связан с сосновыми борами. Отметим два обстоятельства - 1) сосновые посадки в Подгородке, на опушке которых бабочка была поймана, носят искусственный характер и 2) Подгородка была излюбленным местом работы профессора С. Д. Лаврова, который, однако, этот вид не приводит [Лавров, 1927]. Не исключено, что он здесь появился достаточно недавно.

Заметим, что по наблюдениям С. А. Князева, в северной части Омской области, в Муромцевсмок районе, N. sappho – обычный и многочисленный вид.

 

Clossiana selene (Denis et Schiffermüller, 1775)

Материал: Омский р-н, окр. с. Давыдовка, 9/VI 2004, К. Б. Пономарев – 1 # (КП); там же, 13/VI 2006, С. А. Князев - 1#, там же, 31/V 2007, С. А. Князев – 1 #; там же, 16/VI 2007, С. А. Князев – 23 экз.; там же, 21/VIII 2007, С. А. Князев – 2 # (СК).

Замечания: Этот лесной вид в целом редок в лесостепной зоне Западной Сибири. Для ближайших окрестностей Омска приводится впервые. Экземпляры пойманы на обширных полянах в березовом лесу, в 2007 г. были особенно многочисленны, в том числе и особи второго поколения (20 июля наблюдавшиеся уже сильно полетанными).

 

Mellicta britomartis (Assmann, 1847)

Материал: Омск, Парк Победы, 14/VII 2007, А. А. Потейко – 3#; Омский р-н, окр. с. Давыдовка, 16/VI 2007, С. А. Князев – 1# (СЗМН).

Замечания: Впервые приводится для Омска и его ближайших окрестностей, где, по всей видимости, является наиболее обычным видом рода Mellicta. Систематического изучения стациального распределения и количественного соотношения внешне неразличимых с достаточной степенью надежности представителей рода на данной территории пока не проводилось. На основе выборочного анализа гениталий самцов можно констатировать, что среди представителей этого рода, собранных 16/VII 2007 г. в окрестностях Давыдовки одновременно присутствуют три вида –Mellicta athalia  (Rottemburg, 1775), M. aurelia (Nickerl, 1850) и M. britomartis. Первый из них приводился для Омска С. Д. Лавровым [1927] и О. Э. Костериным [1998], второй – только Лавровым. (Это, однако, связано с тем, что Костерин не проводил специального анализа мелликт и лишь констатировал наличие M. athalia, которая надежно определяется по характерной форме отростка вальв, различимой даже у свежесобранных экземпляров в поле).

 

Argyronome laodice (Pallas, 1771)

Материал: Омская область, Муромцевский р-н, 3 км З с. Петропавловка (Муромцево-2), 28/VII 2005 г. С. А. Князев - 1 $ (также 1 $ визуально); там же, 21/VII 2006 - 3##, 3$$. (СК);  Омская область, Большеуковский район, с. Листвяги, VII 2005, В. Ю. Теплоухов (ОИКМ) - 2$$; Томская область, Бакчарский район, 1 км ЮЗ с. Плотниково, сфагновое болото на месте бывшей левобережной старицы р. Икса среди кедрово-еловой тайги, 56º50'49.7" с. ш., 83º04'20.9" в. д., 22/VII 2006, О. Э. Костерин - 3 # (СЗМН и ТФ).

Замечания: Недавно Князев и Костерин [2003] сообщили о находке двух видов дневных бабочек из неморального комплекса в подтаежной зоне Омской области: Apatura iris и Maniolia jurtina (Linnaeus, 1758). Ближайшие ранее известные местонахождения этих видов располагались в Тюменской области. В 2005 г. сразу в двух северных районах Омской области был неожиданно встречен еще один неморальный вид - A. laodice, а в 2006 г. A. iris и A. laodice найдены и в Томской области. Как и Apatura iris (а также Apatura ilia ([Denis et Schiffermüller,], [1775]), данный вид является амфипалеарктическим, встречаясь в Европе и на Дальнем Востоке и имея огромный разрыв ареала на большей части территории Сибири. Но, в отличие от двух упомянутых видов, A. laodice до сих пор ни разу не регистрировался на территории Сибири (в узком смысле) - ни в Тюменской или Курганской области, как A. iris, ни в Забайкалье, как A. iris и A. ilia [Dubatolov, Kosterin, 2000].

Ввиду значительного интереса новых находок, приводим информацию о местообитаниях. В Муромцевском районе Омской области бабочки были встречены вне связи с какими бы то ни было болотами, на лесных полянах несколько рудерального характера, прилегающих к старице р. Тара и окруженных березово-осиновым лесом с единичными соснами и подлеском из черемухи и шиповника. Бабочки кормились на сложноцветных. Оценка плотности их населения, проведенная методом маршрутных учетов С. А. Князевым 21 июля 2006 г. составила 2 особи на га (8 встреч на 5-километровом маршруте при дальности обнаружения 4 м).

В окрестностях с. Плотниково Томской области, то есть на самом восточном известном местообитании A. laodice, все три особи были собраны в одном конце вытянутого сфагнового болота, где располагался разреженный древостой берез, между которыми была развита сплавина, составленная Calamagrostis neglecta (Ehrh.) Gaertner, Meyer at Scherber, Carex lasiocarpa Ehrh., C. rostrata Stokes (необильно), Comarum palustre L. и Thelypteris palustris Schott. Среди них росли Menyanthes trifoliata L., Rumex aquaticus L., Thyselium palustre (L.) Rafin. (на соцветиях которого и кормились A. laodice), несколько подалее нaходилась заросль Tyhpa latifolia L. и Phragmites australis (Gav.) Trin. ex Steudel. Аспект дневных бабочек, среди которых были найдены A. laodice, в этот день на данном болоте состоял из Brenthis ino (Rottemburg, 1775) (массово); Thersamolycaena dispar (Haworth, 1803), Leptidea sinapis, Plebejus argus (Linnaeus, 1758), Polygonia c-album (Linnaeus, 1758), Clossiana selene ([Denis et Schiffermüller,], [1775], Boloria aquilonaris (довольно многочислены); Neptis rivularis (Scopoli, 1763), Araschnia levana (Linnaeus, 1758), Argynnis paphia (Linnaeus, 1758), Clossiana angarensis (Erschoff, 1870), Hyponephele lycaon (Rottemburg, 1775) (немногочислены), Thymelicus lineola (Ochsenheimer, [1808]), Colias hyale (Linnaeus, 1758), Nymphalis antiopa (Linnaeus, 1758), Coenonympha tullia (Müller, 1764) (встречены единожды).

 

Lasiommata maera (Linnaeus, 1758)

Материал: Омск, Парк Победы, 4/VII 2005, А. А. Потейко – 1 # (АП).

Замечания: Впервые приводится в черте города Омска (С. Д. Лавровым [1927]) приводился в списке сатирид окрестностей Омска без каких-либо комментарий). Бабочка поймана в сосново-березовых насаждениях.

 

Maniolia jurtina (Linnaues, 1758)

Материал: 20 км С г. Исилькуль, детский лагерь «Березка», 55 o06’ с. ш. 71 o17’ в. д., 15/VIII 2005, А. А. Потейко - 1 # (СЗМН); Омск, Парк Победы, 19/VII 2006, А. А. Потейко - 1 $; там же, 6/VII 2007, А. А. Потейко – 2 ##; там же, 9/VII 2007, А. А. Потейко – 1 #; там же, 10/VII 2007, А. А. Потейко – 1 $; там же, 12/VII 2007, А. А. Потейко – 3 $$; там же, 13/VII 2007, А. А. Потейко – 1 $; там же, 18/VII 2007 – 1 $, А. А. Потейко; там же, 19/VII 2007, А. А. Потейко – 1 #, 2 $$ (АП); там же, 29/VI 2007, С. А. Князев – 1 # (СК); Омск, газон на Иртышской набережной, ), 54o57’ с. ш. 73o22’ в. д, 17/VII 2007, А. А. Потейко – 1 $ (АП);  Омск, «Немецкий поселок» [левобережная часть города, «старый Кировск»], пустырь между заводскими территориями, 21/VII 2006 А. А. Потейко - 1 #; там же, 23/VII 2006 - 1 $ (АП); Омск, 31 микрорайон, колки за ул. Волгоградской, 54o59’ с. ш. 73 o15’ в. д., С. А. Князев – 1 $ (СЗМН); Омск, остановка «Старозагородная роща» по ул. Красный Путь, 55o00’15’’ с. ш. 73o20’ в. д, сухая злаковая лужайка, 19/VII 2007, О. Костерин – 1 $ (визуально+фото); Омский р-н, окр. с. Давыдовка, 8/VII 2007, С. А. Князев – 2 ##, 2 $$ (СК); Омский р-н, окр. с. Чернолучье, пионерлагерь «Русский лес», 55o16’ с. ш. 73o01’ в. д., 11/VII 2007, С. А. Князев – 1 $ (СК); Омская обл., с. Муромцево, 12.VII 2000, Т. Ф. Кошелева - 1 $ (ОИКМ);  Омская обл., Муромцевский район, с. Петропавловка (Муромцево-2), 28/VI 2006, С. А. Князев - 2##; там же, 3/VII 2006, С. А. Князев - 3##, 2 $$; там же, 4/VII 2006, С. А. Князев – 4##, 1 $; там же, 12/VII 2006, С. А. Князев – 1 $; там же, 4/VII 2007, С. А. Князев - 6 ##; там же, 5/VII 2007, С. А. Князев – 1 #, 6 $$ (СЗМН и СК); Большеуковский район, с. Листвяги, VII 2005, В. Ю. Теплоухов - 1#, 2$$ (ОИКМ)

Замечания: В ходе многолетних наблюдений в районе с. Петропавловка Муромцевского района, проводимых С. А. Князевым в 90е годы была встречена единственная самка этого вида [Князев, Костерин, 2003], вторая самка была добыта Т. Ф. Кошелевой в окр. с. Муромцево в 2000 г. Однако уже в 2006 г. в районе с. Петропавловка этот вид достиг существенной плотности. 28 июня и 3 и 12 и 21 июля 2006 г. С. А. Князев проводил количественные учеты булавоусых. Оценка плотности населения M. jurtina составила, соответственно (в количестве особей на га), 2 (5 встреч на маршруте протяженностью 5 км при дальности регистрации 2,5 м), 19,6 (49 встреч), 16 (40 встреч) и 4 (10 встреч). 5 июля 2007 г. плотность воловьего глаза там же составила 24 особи/га (72 встречи на 5 км). По наблюдениям В. Ю. Теплоухова, в долине р. Б. Тавы в Большеуковском районе вид стал обилен начиная с 1987-1988 гг. Первый экземпляр данного вида из лесостепной зоны Омской области поступил в 2005 г., причем из западного Исилькульского района. А в 2006-2007 г. воловий глаз начал встречаться уже под Омском и в черте города Омска. По результатам учетов С. А. Князева, в окрестностях с. Давыдовка 8 июля 2007 г. плотность составила 1,3 особи/га (4 встречи на 5 км), а 29 июня 2007 г. в Омске в Парке Победы – 0,67 особей/га (2 встречи на 5 км).

В Парке Победы бабочки этого вида встречались на злаковых луговинах, но чаще всего - возле небольших декоративных посадок Sorbaria sorbiifolia (L.) A. Br., на соцветиях которых активно кормились.

 

Triphysa phryne (Pallas, 1771)

Материал: Омский р-н, окр. с. Давыдовка, 9/VI 2002, К. Б. Пономарев – 1 #, 2 $ (КП, 1 # в СЗМН).

Замечания: Этот весенний степной вид ожидался в степной и лесостепной зонах области после того, как в окрестностях Омска был найден его вид-спутник Proterebia afra (Fabricius, 1787) [Костерин, Пономарев, 2002]. Сейчас мы получили материальное подтверждение его присутствия и в области, и в ближайших окрестностях Омска.

 

 

Обсуждение

 

Многие из приведенных находок дневных бабочек в Омской и Томской областях, по видимому, косвенно свидетельствуют о динамичности их фауны на данной территории. Обращает на себя внимание, что сообщения о находках западных (Parnassius mnemosyne (Linnaeus, 1758), Maniolia jurtina) и амфипалеарктических (Apatura iris, Argyronome laodice) неморальных видов дневных бабочек в подтаежной и таежной зоне Западно-Сибирской низменности стали появляться лишь в последние годы, и вначале в западной ее части [Ситников, 1992] и лишь затем в Омской [Князев, Костерин, 2003; данное сообщение] и Томской [данное сообщение] областях. Не исключено, что мы сталкиваемся с их недавним проникновением на восток в связи со смягчением климата.

Любопытно, что обе находки неморальных видов в Томской области (A. iris, A. laodice) были сделаны на сфагновых болотах. В Омской области связь данных видов с болотами не прослеживается. В Европе A. laodice склонна населять сырые луга, а в окрестностях Екатеринбурга временная популяция этого вида существовала на луговых участках в пределах торфяного болота в 1986-87 гг., но признаков ее существования не отмечалось ни до, ни после этих лет [Gorbunov, Kosterin, 2007]. Этот факт, по-видимому, свидетельствует о том, что A. laodice в настоящее время склонна к расселению по переувлажненным местообитаниям. Известно, что продвижение на восток от Урала широколиственных пород тормозится не столько температурой, сколько влажностью – из них только липа протягивается узким языком до Иртыша по болотам в зоне южной тайги, а также в долинах рек Тура и Ница в Тюменской области произрастает вяз [Горчаковский, 1968]. Можно предположить, что неморальные виды чешуекрылых также имеют повышенные требования к влажности и именно поэтому они распространились на восток (в отдаленном либо недавнем прошлом) именно по подтайге и южной тайге, причем по переувлажненным местообитаниям, избегая лесостепную зону, несмотря на ее более мягкий температурный режим. Мы высказываем осторожное предположение, что экспансия неморальных чешуекрылых на восток по югу лесной зоны Западной Сибири, по крайней мере таких хороших летунов как A. iris и A. laodice, имела место в последние десятилетия. В свете этого предположения неудивительно, что дальше всех к востоку обнаружены наиболее крупные и хорошо летающие виды. Скорее всего, встреч этих двух видов можно ожидать и к востоку от Оби, где имеются сходные заболоченные местообитания, а естественным пределом их экспансии должны служить поднятия к востоку от Енисея, с их сухим резко континентальным климатом. В настоящее время весьма вероятно присутствие обоих видов в пределах Васюганского болота также на севере Новосибирской области.

В связи с предположением о современной колонизации Западной Сибири неморальными видами дневных бабочек с запада интересно, что 2-3 июля 2005 г. и в 2006-2007 г. в подтаежных ландшафтах в окрестностях с. Петропавловка С. А. Князев наблюдал M. jurtina уже в больших количествах, тогда как в предыдущие годы им была там собрана всего одна самка. Данный вид очень обычен в Европейской части России и на Урале и имеет там широкую экологическую амплитуду. За два последних года этот вид был найден не только в подтаежной зоне, но и в западной части лесостепной зоны Омской области и, наконец, в самом Омске, где до этого его ни разу не встречали достаточно многочисленные омские любители бабочек. Таким образом, в новом тысячелетии этот вид на наших глазах активно заселяет Омскую область, по всей видимости, продвигаясь с запада прежде всего по подтаежной зоне, где для него складываются оптимальные условия, и с некоторым запозданием захватывая также лесостепную область. В ближайшем будущем следует ожидать появления воловьего глаза и далее к востоку, например в окрестностях Новосибирска.

Если в Западной Сибири сдвиг границ ареалов бабочек в связи с потеплением климата действительно имеет место, то Apatura metis irtyshica может продвинуться по долине Иртыша на север до его устья, проникнуть на Обь и колонизировать ее долину вверх, вплоть до Бийска. Однако на данный момент эта бабочка не встречена даже в окрестностях Муромцево на севере Омской области. Интересно будет проследить за динамикой этих предполагаемых событий.

Степной вид Colias chrysotheme отмечался в окрестностях Омска в 20е годы [Лавров, 1927], в 70-90е годы авторами настоящей статьи не отмечался, и теперь снова найден. Известно, что он склонен к колебаниям численности и пульсации северной границы ареала. Западный вселенец Nordmannia w-album, распространяющийся по искусственным посадкам карагача, появился в последние десятилетия [Коршунов, 2000], и в настоящее время достиг в Омске высокой численности. И даже Neptis sappho, найденный на опушке старовозрастных сосновых посадок в Подгородной лесной даче, скорее всего появился в данном пункте именно в связи с этими посадками, так как в восточной части Западно-сибирской равнины он демонстрирует явную связь с естественными сосновыми древостоями. Обратим внимание, что обнаруженная в 2001 г. К. Б. Пономаревым [Костерин, Пономарев, 2002] в окрестностях с. Давыдовка необычно северная и довольно многочисленная популяция Zegris eupheme (Esper, [1805]) в последующие годы не была обнаружена, несмотря на тщательные поиски. Практически все популяции этого вида – временные, тем не менее столь скорое исчезновение данной скорее всего подчеркивает то, что она находилась далеко за пределами оптимальной для вида зоны. Таким образом, многие из приведенных нами находок скорее всего отображают динамичность фауны дневных бабочек Западной Сибири.

Особняком стоит находка, впервые на Западно-Сибирской равнине, Scolitantides orion. Это весьма стенотопный и не склонный к миграциям вид, строго придерживающийся мест произрастания своего кормового растения. В нашем случае последнее еще предстоит выяснить. Наиболее вероятно, что это Sedum telephium, причем развития Ориона на нем еще никто не наблюдал.

В статьях Костерина [1998] и Костерина и Пономарева [2002] содержатся ошибки в подсчетах общего количества видов, приводимых для ближайших (в пределах 30 км) окрестностей Омска, которые исправляются ниже. Лавров [1927] привел 70 видов (включая сюда и процитированные им данные Внуковского [1926а]), Костерин [1998] увеличил это количество до 85, Костерин и Пономарев [2002] до 94, настоящая работа – до 110. Эту цифру следует увеличить до 111 за счет Iphiclides podalirius (Linnaeus, 1758), однократно собранного в Омске В. А.  Полноустовым [Богданов, Сидоров, 2005] (скорее всего залетный экземпляр).

Из видов, приводимых Лавровым [1927], в Окрестностях Омска нами не до сих пор не найдены 7: Lycaena helle (Denis et Schiffermüller, 1775), Cupido minimus (Fuessley, 1775), Cupido osiris (Meigen, 1829), Agrodiaetus damon (Denis et Schiffermüller, 1775), Melitaea diamina (Lang, 1789), Coenonympha amaryllis (Stoll, 1782) и Coenonympha tullia (Müller, 1764). Относительно верности определения M. diamina имеются сомнения, так как надежных данных о присутствии этого вида в лесостепной зоне Западно-Сибирской равнины нет. Согласно личному сообщению С. Л. Николаева, даже в коллекции Сибирского зоологического музея все экземпляры с этой территории, определенные как M. diamina, оказались самками Mellicta britomartis.

Любопытно, что в 2007 г. в Омске выявлено второе поколение сразу у двух бабочек, для которых о нем ранее не сообщалось в литературе: Heteropterus morpheus и Plebejus idas. Не исключено, что оно являлось факультативным. Июль и август 2007 г были теплыми, однако конец мая и начало июня, наоборот, необычно холодными, что привело к задержке лета и резкому снижению обилия всех раннелетних дневных бабочек.

Таким образом, приведенные данные еще раз подчеркивают целесообразность исследования населения дневных бабочек на всей территории Омской и Томской областей и многолетнего мониторинга его изменения, в целях исследования влияние на него зональных факторов и изменений климата различного временного масштаба.

 

Благодарности

 

Первый автор благодарен Т. Фудзиока (Токио) и Рафалю Бернарду (Познань) за финансовую поддержку экспедиции 2006 г. в Томскую область, К. С. Байкову, директору Института почвоведения и агрохимии СО РАН и С. А. Смолякову, директору Бакчарского стационара упомянутого института (Новосибирск) за возможность базироваться на стационаре и Рафалю Бернарду, М. В. Глаголеву, Н. Шныреву и Г. Суворову (Москва) за неоценимую помощь в поле. Авторы благодарят В. В. Дубатолова (Новосибирск) за консультации при определении видов рода Mellicta.

 

Литература.

 

Богданов И. И., Сидоров Г. Н. 2005. Подалирий Iphiclides podalirius (Linnaeus, 1758). // Красная Книга Омской области. Животные, растения, лишайники. Омск: Изд-во Омского педагогического университета. С. 40.

Большаков Л. В. 2005. Изменчивость и проблемы внутривидовой систематики Leptidea reali Reissinger, 1989 (Lepidoptera: Pieridae) в Европейской России и соседних регионах (с обсуждением синонимии и новых находок некоторых близких видов). // Эверсманния. Энтомологические исследования в Европейской России и соседних регионах. Вып. 1. С. 4-12.

Большаков Л. В., Рябов С. А., Андреев С. А., Чувилин А. В. 2003. Новые и осообо интересные находки макрочешуекрылых в Тульской и сопредельных областях (Hexapoda: Lepidoptera: Geometridae, Arctiidae, Pieridae, Satyridae). // Биологическое разнообразие Тульского края на рубеже веков. Сб. научн. трудов, вып. 3. Тула. С. 58-65.

Внуковский В. В. 1926а. Материалы к лепидоптерофауне Западной и Средней Сибири и сопредельных восточных областей Киргизского края. // Изв. Томского Госуниверситета 77 (2): 134-157.

Внуковский В. В. 1926б. К фауне чешуекрылых Томского округа. // Русское энтомол. обозр. 20 (1-2): 144-145.

Внуковский В. В. 1927а. Ревизия чешуекрылых Томского и Тобольского округов Западной Сибри // Русское энтомол. обозр. 21 (1-2): 107-118.

Внуковский В. В. 1927б. Некоторые новые данные по энтомофауне Омского округа// Известия Зап.-Сиб. Географ. Об-ва 7: 181-187.

Горчаковский П. Л. 1968. Растения европейских широколиственных лесов на восточном пределе их ареала. – Свердловск: Труды Института экологии животных и растений Уральского Филиала АН СССР 59. 208 с.

Коршунов Ю. П. 2000. Булавоусые чешуекрылые Урала, Сибири и Дальнего Востока. Определитель и аннотации. Новосибирск, 218 с.

Костерин О. Э. 1998. К фауне дневных бабочек (Lepidoptera, Diurna) города Омска и его ближайших окрестностей. // Тез. Ддокл. Конф. «Биологическое разнообразие животных Сибири». Томск, 28-30 октября 1998 г. С. 69-70.

Костерин О. Э., Пономарев К. Б. 2002. Новые данные о фауне дневных бабочек (Lepidoptera, Diurna) города Омска и его ближайших окрестностей. // Евразиатский энтомологический журнал, 1 (1): 111-114.

Князев С. А., Костерин О. Б. 2003. Новые находки неморальных видов дневных чешуекрылых Apatura iris (L., 1758) и Maniolia jurtina (L., 1758) в Западной Сибири и их возможное зоогеографическое значение. // Евразиатский энтомологический журнал, 2 (3): 193-194.

Лавров С. Д. 1927. Материалы к изучению энтомофауны окрестностей Омска. // Тр. Сиб ин-та сел. Хоз-ва и лесоводства (Сиб. С-х. Академии). Омск. Т. 8. Вып. 3. С. 51-100.

Ситников П. С. 1992. К созданию регионального кадастра редких насекомых Тюменской области. // Ежегодник Тюменского краевого краеведческого музея. С. 200-202.

Dubatolov, V. V., Kosterin, O. E. 2000. Nemoral species of Lepidoptera (Insecta) in Siberia: a novel view on their history and the timing of their range disjunctions. // Entomologica Fennica. Vol. 11. P. 1141-166.

Gorbunov, P. Y., Kosterin, O. E. 2003. Butterflies (Hesperioidea and Papilionoidea) of North Asia (the Asian Part of Russia). Rodina & Fodio and Gallery Fund, Moscow-Chelyabinsk, 392 p.

Gorbunov, P. Y., Kosterin, O. E. 2007. Butterflies (Hesperioidea and Papilionoidea) of North Asia (the Asian Part of Russia). Rodina & Fodio, Moscow, 408 p.

 

Рис. 1 Apatura iris (Linnaeus, 1758), #, Томская область, Бакчарский район, 14 км ЗЮЗ с. Плотниково, Бакчарское (Бобровское) болото, 13/VII 2006, О. Э. Костерин.

Fig. 1 Apatura iris (Linnaeus, 1758), #, Tomsk Province, Bakchar District, 14 km WSW of Plotnikovo village, the Bakcharskoe (Bobrovskoe) Bog, 13/VII 2006, O. E. Kosterin.


 

Рис. 2. Argyronome laodice (Pallas, 1771), $ (слева) и # (справа), Омская область, Муромцевский р-н, 3 км З с. Петропавловка (Муромцево-2), 21/VII 2006, С. А. Князев.

Рис. 2. Argyronome laodice (Pallas, 1771), $ (left) and # (right), Omsk Province, Muromtsevo District, 3 km W of Petropavlovka (Muromtsevo-2) village, 21/VII 2006, S. A. Knyazev.


 

Рис. 3. Argyronome laodice (Pallas, 1771), #. Томская область, Бакчарский район, 1 км ЮЗ с. Плотниково, сфагновое болото, 22/VII 2006, О. Э. Костерин

Рис. 3. Argyronome laodice (Pallas, 1771), #, Tomsk Province, Bakchar District, 1 km SW of Plotnikovo village, 22/VII 2006, O. E. Kosterin


 

Send me a message
Back to the publication list
Back to the Lepidoptera opening page
Back to the front page